Блог А.М. Моисеева

Do ut facias

«Do ut facias». Из глубины веков от римского права до нас дошли две чеканные формулы: «Do ut des» и «Do ut facias» – «Даю, чтобы и Ты дал» и «Даю, чтобы ты сделал». Подумалось, что они, особенно – вторая, имеют прямое отношение к нашему проекту.

В самом деле: проект что-то дает – он предлагает определенные авторские идеи, вошедшие в книги, консультации, советы участникам, логику совместной проектировочной работы.

А чего же он взамен ждет от участников?

Он ждет определенных, достаточно разнообразных, индивидуальных и групповых действий.

Среди них действия, которые помогут:

прояснить отношение участников к различным явлениям;

ознакомиться с предлагаемыми проектными идеями (речь, разумеется, идет о чтении, самообразовании);

практически отработать некоторые инструменты стратегического управления;

выработать общее понимание сути стратегического подхода к управлению, общий язык и понятийный аппарат;

лучше познать существующую практику, описать и сделать достоянием более широкого школьного сообщества опыт конкретных школ в области стратегического управления;

проблематизировать и поставить под сомнение какие-то предлагаемые теоретические положения или лучше убедиться в их правильности, соответствии реалиям;

спроектировать и создать новые школьные управляющие системы и новые программы эффективного развития школ как главные задуманные продукты проектной работы...

Первая часть формулы – «Даю» – уже каким-то образом представлена на сайте, но будет постоянно пополняться нами. Одновременно, как мы ожидаем, будет пополняться и список дающих, то есть участников, которые делятся со всеми нами продуктами своей проектной деятельности.

Вторая часть формулы предполагает переход школьных команд от действий по созданию команд, по самообразованию и самонаучению – к активным и продуктивным действиям выполнения Технических заданий, разработки, проектирования.

Чтобы слагаемое «Do» и слагаемое «facias» оказались в оптимальном равновесии.

И чтобы через пару лет (а может быть – и раньше) проект мог бы передать наработанные идеи и результаты своих разработок дальше – другим школам.

У Вас проект какой - возмездный или безвозмездный?

Давайте как-то уже разберемся: у Вас проект какой - возмездный или безвозмездный?

Ну, как Вам сказать, он, конечно, безвозмездный, но обоюдно, с обеих сторон: проект дает книги, мысли, идеи, вопросы "на подумать", а участники - свои ответные мысли, свой опыт по теме.
В каком-то смысле любой диалог - вещь возмездная. А денег, нет, денег не берем.

Если у Вас есть мысли, которые Вам сильно дороги, разве у них есть цена? Для рынка – да (рынок все скалькулирует на раз), а для Вас они так ценны, что аж вовсе бесценны.

А как бесценное продавать? Только дарить...
Как-то так. Разобрались?

Гражданин второсортной эпохи

«Гражданин второсортной эпохи, гордо

признаю я товаром второго сорта

свои лучшие мысли, и дням грядущим

я дарю их, как опыт борьбы с удушьем»...

                                  (Иосиф Бродский)

 

Ах, Иосиф Александрович, как же Вы просто, без пафоса и как бездонно глубоко сказали 45 лет назад!

И удушья-то особого вроде бы нет (так только, если самую малость) и эпоха-то наша не сильно, чтобы хуже других эпох по сортности, а с другой стороны – и мысли-то наши, даже лучшие – не той, конечно, ценности подарок настоящему и грядущему, как у Поэта.

Но все же и к нам, нынешним, тоже приходит понимание, что мысли, если уж они появились, надо не засекречивать, не держать под спудом, а дарить, думать их (помните: «У меня есть мысль и я ее думаю»), обсуждать, пускать в дело – как опыт... А опыт какой и опыт чего – вопрос где-то даже и второстепенный.

О сдружителях

В конце 80-х годов мне довелось побывать на международной конференции молодых ученых в Болгарии. Одной из ключевых тем была работа школы как центра воспитания в микросоциуме.

И наши болгарские друзья, хозяева мероприятия, говоря об организациях, координирующих работу разных социальных субъектов в микрорайоне (то, что у нас любили называть «головными организациями»), использовали слово, которое я тогда услышал впервые, и оно мне сразу понравилось и запомнилось – «сдру`житель».

Самое странное, что мои попытки найти это слово в болгарском словаре успехом не увенчались...

Но слово тем не менее прекрасное, очень славянское и очень точное. Так что если его сейчас в словаре и нет, то, право слово, стоило бы его выдумать вторично. И было бы очень здорово, если бы наш проект стал таким вот сдружителем ищущих, неравнодушных людей из школьных команд, способных стать движущей силой осмысленных стратегических перемен в развитии школ.

Смех в том, что для того, чтобы начать любое полезное и нужное, но при этом вполне себе простое и скромное, без фейерверков и помпы, дело, особенно при больших расстояниях и «охватах», порой приходится столько создавать шума и информационных поводов просто ради того, чтобы твоя любимая целевая группа тебя услышала, что в итоге у публики, до которой удалось, наконец, докричаться, поневоле рождаются завышенные ожидания от предлагаемого начинания.

А дело скромное и простое, не карнавал в Рио-де-Жанейро, ни самбы, ни румбы. И потом, вникнув в суть предложений, все говорят, как-то даже слегка огорченно: «У-у-у-у-у, а мы-то думали!».

Вспоминаю 70-80-е годы прошлого века (да-да, тогда тоже, представьте себе, были и школы, и помогающая им наука), когда наша лаборатория активно помогала осваивать в школах выдвинутые научной группой академика Юрия Константиновича Бабанского (1927-1987) идеи оптимизации образовательного процесса (только не той оптимизации, которая про «урежем вам бюджеты», а той, которая про «выберем оптимальный (наилучший из возможных в данных обстоятельствах) вариант построения обучения»).

Тогда частенько учителя, побывав у коллеги на открытом уроке, замысленном и построенном в соответствии с логикой оптимизации обучения, услышав его самоанализ, не могли скрыть удивления, восклицая: «Ну да, прекрасный урок, но....» (при этом под «но» могло подразумеваться разное: «но учитель не   зависает под куполом цирка...», «но учитель говорит обычным русским языком...», «но теорема Пифагора при доказывании ее на уроке не изменилась...»).

Так, видимо, устроена наша психика: услышали о чем-то новом и результативном, настроились подсознательно на нечто невообразимое и неописуемо прекрасное, ни на что не похожее и бесподобное.

Потом, в реале, увидели нечто, вполне приличное и качественное, но не всегда уж такое уж прямо уж невообразимое. И очень огорчились-опечалились...

Как поет известный в народе бард:

«Как это странно всегда:

Вроде бы – взрослые люди,

А в голове – ерунда:

Мечтаем, как дети, о чуде!»...

Мы в проекте эту особенность психики знаем, предупреждены о ней. А предупрежден – значит вооружен!

А против мечты и тем более – против чуда мы точно ничего не имеем. будем в проекте чудить (в смысле – создавать в школах Чудо эффективного развития!) вместе.

Яндекс.Метрика

© 2016 Александр Матвеевич Моисеев. Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.